Грот Дианы в городе Пятигорск

«Если уже какой-либо грот называть именем поэта, так этот. Тот, что именуется Лермонтовским гротом, это грот Печорина». Так писала в 1885 году о знаменитом пятигорском гроте Дианы современница великого поэта Э. А. Шан-Гирей. И, действительно, это садово-парковое украшение, расположенное в Цветнике, неразрывно связано с именем Лермонтова. Здесь за неделю до своей гибели поэт вместе с друзьями устроил бал в честь знакомых дам, который достаточно подробно описан современниками.

Сейчас уже невозможно сказать точно, кому пришла в голову идея создания еще одного архитектурного памятника в честь знаменательного события. В августе 1830 года Г. А. Емануель направил в Пятигорск предписание о дальнейшем благоустройстве местности около Николаевских купален. Рабочему отряду при Строительной комиссии было велено после окончания сенокошения приступить к устройству грота в скале, напротив одного из входов в купальню. До наших дней сохранилась сухие отчеты комиссии о строительстве грота: сколько было затрачено кирпича, камня и других материалов. Лишь с помощью воображения мы можем представить, как возникла идея посвятить это сооружение Эльбрусу. И Бернардацци придумали украсить вход в грот насыпью из камней в виде знаменитой двуглавой горы. Ее поддерживали две колонны, облитые цементом. Справа и слева уложили полукругом камни и сделали боковые входы с деревянными дверями. Стены грота оштукатурили под розоватый мрамор, пол выстлали тесаным камнем, у стены соорудили полукругом каменную скамейку, а посредине водрузили каменный стол.

Грод Дианы в Пятигорске

К началу курортного сезона, в апреле 1831 года, строительство грота было завершено. И хотя точно изобразить горную вершину не удалось, пятигорское начальство сразу же решило именовать его «Эльбрус». Название же, под которым он нам известен, придумал Емануель:
«Грот, что возле Николаевских ванн, предписываю комиссии впредь именовать гротом Дианы», — писал он в Строительную комиссию в том же году. Но еще долго в отчетах, направляемых в Ставрополь, этот уютный парковый уголок именовали «гротом «Эльбрус».

Через несколько лет «мраморная» штукатурка сводов пришла в негодность — сказались атмосферные явления. Ее заменила «готическая» плитка, а между ней выложили мох. Грот стал еще более привлекателен своим полумраком и таинственностью. Он был излюбленным местом у молодежи. На полукруглой площадке перед ним можно было устраивать танцы, а на верхней, над гротом, — размещать оркестр. Прекрасная аллея из молодых акаций вела сюда от бульвара. Отдыхая в гроте, дамы и кавалеры любовались прекрасным видом на парк, гору Машу и наблюдали за многочисленной толпой жаждущих исцеления.
Шли годы. Расширялся и разрастался парк Цветник. Он превратился в центр курорта. В конце 50-х XIX века рядом с гротом Дианы построили красивую деревянную галерею и назвали ее Николаевским вокзалом.

В курортной газете «Листок для посетителей Кавказских Минеральных Вод» нашли мы интересное сообщение: «В гроте Дианы купцом Иконниковым устроены два крана, из которых проведенными прямо из ледника трубами он снабжает публику прекрасным пивом».

Вероятно, как раз в этот период и появилась круглая каменная башня над гротом. Ее назначение до сих пор не выяснено. Скорее всего, это был тот самый ледник, о котором писала газета. Как бы то ни было, но это сооружение не испортило общего вида, а, скорее, украсило грот. Здесь же на площадке долгое время стояла чугунная памятная доска с арабским текстом, отлитая в 1829 году. Другая, с русским текстом, была вмурована во внутреннюю стену, напоминая о славной экспедиции генерала Емануеля. В 1909 году эти памятные знаки перевезли в Тифлис в военно-исторический музей «Храм Славы», где они сейчас находятся — неизвестно. Взамен в Пятигорске была отлита копия, которая выставлена сейчас в экспозиции Пятигорского музея краеведения.

В XX веке грот Дианы стал одним из самых популярных мест в Цветнике. С годами парк стал оправдывать свое название. Он был засажен многочисленными пальмами, кипарисами и деревьями других пород. На клумбах — бесчисленное многоцветье. А у грота Дианы постоянно толпились экскурсии и ежедневно дежурил фотограф. Не сомневаемся, что многие из наших читателей, порывшись в своем семейном архиве, обнаружат снимки около памятного места.

В музее «Домик Лермонтова» хранится несколько художественных работ, запечатлевших знаменитый грот. Одна из них — небольшое полотно И. Ф. Шаховской. В 1941 году тогда еще молодой художник решила к столетию со дня гибели поэта изобразить бал в гроте Дианы, но началась война. Отметить лермонтовский юбилей полностью, как было намечено, в городе не удалось. И все же картина была выставлена в городском театре, когда здесь проходил торжественный лермонтовский вечер. После войны она экспонировалась в музее. В 50-е годы «Домик Лермонтова» установил в гроте мемориальную доску, текст которой повествует о последнем бале поэта. Автор художественного ее оформления — И. Ф. Шаховская. А в 1973 году вместе с другими памятными Лермонтовскими местами грот Дианы был включен в состав Государственного музея-заповедника М. Ю. Лермонтова. К 200-летию Пятигорска музей решил его реставрировать, придать прежний вид. Сделать это было необходимо, потому что со временем грот обветшал, во многих местах осыпались своды, наполовину уменьшились его полукруглые крылья, когда-то обрамлявшие площадку. Сотрудники музея вновь обратились к документам о его строительстве, попытались разыскать неизвестное. Вот тогда-то в Государственном архиве Ставропольского края и обнаружились отчеты строительной комиссии, подтвердившие название грота «Эльбрус», которое упоминает доктор Конради в 1831 году в книге «Рассуждение о искусственных минеральных водах»:
«На горе сверх пещеры сделана будет насыпная гора, представляющая в малом виде гору — Эльбрус; на оной будут высечены имена ученых, участвовавших в экспедиции, посыланной в прошлом году для восхождения на сию гору, и пещера в память сего называется Эльбрусскою».

Во время реставрации была разгадана еще одна тайна долго мучившая музейщиков: что же такое «готическая плитка», которой в лермонтовское время были декорированы своды грота. Нигде в специальной литературе этот термин не упоминается. Загадка же разрешилась очень легко. Однажды во время очередного обследования грота директор музея-заповедника П. Е. Селегей попытался снять одну из плиток на своде. Она оказалась плоским куском с неровными краями — многолетним отложением солей минеральной воды. Таких «готических плиток» на Горячей горе реставраторы нашли достаточно много и тут же пустили их в дело. Своды грота вновь приобрели прежний облик. Каменные закругления, окаймлявшие когда-то площадку, восстановили настолько аккуратно, что теперь уже трудно представить, что когда-то их не было. А площадку перед гротом вымостили камнем, выложив его полукругом, чтобы это напоминало о тех временах, когда в вальсе кружили здесь пары. Не стали восстанавливать лишь разбитый еще в лермонтовские времена каменный стол и деревянные двери в боковых входах. Мы так и не узнали, зачем они были нужны. Несколько лет подряд, в дни Лермонтовских праздников поэзии, здесь устраивались литературно-художественные представления, звучали лермонтовские стихи.

Сейчас у грота Дианы так же, как и во всем парке Цветник, тихо и почти безлюдно. Тишину нарушают негромкий говор его посетителей да треск дров в мангале. А поленья свалены здесь же, рядом, на склоне, окаймляющем когда-то популярный грот. Будем надеяться, что настанут времена, и парк Цветник вновь оживится, как в прежние годы. А пятигорчане, как и их предки, будут приводить сюда своих гостей, чтобы сфотографироваться на фоне двух каменных колонн, украшающих вход в исторический грот «Эльбрус».







Меховая фабрика ДИАНА - Пятигорск

Сообщить об ошибке
x

Обнаружив неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, или выберете тип ошибки из списка.

Тип ошибки:

Ваш e-mail:

Сообщение: